Previous Entry Share Next Entry
Нанесение вреда психическому здоровью малолетних при изъятии их из семьи. Часть 1
tachkasmedom


Последствия потери или длительного разлучения с матерью могут быть краткосрочными и долгосрочными,  т.е., влияющими на развитие личности ребенка в целом.  Серьезность этих последствий зависит от того, в каком возрасте ребенок потерял заботящуюся фигуру. Условно, по глубине нарушений и по степени воздействия разлуки на психику, детей можно разделить на две возрастные группы:

а) маленькие дети до 4 лет

б) дети  от 4 до 16 лет

Такое разделение по возрастам имеет значение, поскольку первые 3-4 года  - это период интенсивного формирования отношений привязанности, в этом возрасте ребенок крайне незрел эмоционально и интеллектуально, а потому не способен  справиться с резкими травматичными изменениями в  его жизни. Потеря материнской фигуры в период до  4-х лет имеет  наиболее высокий патогенный потенциал для будущего психического развития. Этот крайне негативный, тяжелый опыт может вызвать необратимые изменения в психическом развитии ребенка.

Почему опыт внезапной и длительной разлуки с матерью так травматичен? По мнению специалистов,   дети до 4 лет внезапную и длительную разлуку с близким взрослым дети воспринимают как острое переживание угрозы собственной жизни. Такие переживания, по их мнению, обладают повышенным индексом травматичности. (Бардышевская, Лебединский, 2003).

Исследования показывают прямую зависимость между ранней детской психологической травмой  и проявлением разнообразных психопатологий во взрослом возрасте.

Патология, формирующаяся в результате такой психотравмы, имеет характер максимально глубокий и очень устойчивый (Бардышевская, Лебединский, 2003). То есть преодолеть его полностью в большинстве случаев практически невозможно. Можно облегчить состояние, но полностью уже не вылечить.

Среди последствий разлуки с матерью в возрасте от 0 до 3-4 лет специалисты отмечают следующие нарушения: умственная отсталость, задержки психического развития,  депрессивные расстройства.

В первые годы жизни ребенок не способен выжить без матери. Поэтому привязанность к ней, ее неизменное присутствие рядом, ее верность, ему жизненно необходимы. Многочисленные исследования помещенных в приют детей  трех месяцев, показывают, что у таких детей в течение нескольких  месяцев развивается так называемый «Синдром госпитализма». Этот термин ввел в обиход американский психиатр Рене Спитц – один из крупнейших специалистов в области раннего психического развития детей.


  • Синдром тяжелой физической и психической отсталости, возникающий в первые годы жизни ребенка вследствие недостатка общения с близкими взрослыми. Проявляется в запоздалом развитии движений, низких антропометрических показателях, а также замедленном и неполноценном формировании высших психических функций.

    Среди детей, помещенных в приюты, наблюдался очень высокий уровень смертности, несмотря на то, что все они получали полноценный физический уход.  Спитц приводит следующую статистику: из 91 ребенка, разлученного с матерью в возрасте 3-х месяцев,  к концу второго года жизни умерло 34. Это 37%. В контрольной группе детей (не разлученных с матерью), из 186 детей умерло 4 ребенка. Это 2%. Как мы видим, смертность в первой группе детей выше в десятки раз. Этих хорошо кормили и лечили. От контрольной группы они отличались только тем, что потеряли близкий  эмоциональный контакт с заботящимся взрослым.

    Разлучение с матерью в период с 6 – 48 месяцев также приводит к тяжелым, часто необратимым нарушениям психического развития.

    Исследователи выявили следующую последовательность эмоциональных трансформаций при разлучении ребенка с матерью: когда здоровый ребенок лишается родителей и остается с незнакомцами, его первой реакцией будет протест. Он будет громче плакать, вести себя беспокойно, искать мать. Так он будет вести себя неделю или чуть больше. Его реакции будут подстегиваться надеждой вновь увидеть маму. Затем наступает отчаяние. Ребенок становится апатичным и замкнутым. Отчаяние выражается прерывистым и однообразными криками. Ребенок находится в состоянии страдания, но выразить его как взрослый он не может. Даже те дети, которые остались в своем доме и получили вместо мамы другого заботящегося взрослого, испытывают  в ответ на потерю матери горе. Их переживания отличаются от переживаний детей, которых отправили в специальные учреждения только меньшей интенсивностью. Исследования показывают, что дети 1,5 – 2 лет, помещенные в дом ребенка даже на время, становятся значительно более агрессивными. Следующая стадия   эмоционального состояния ребенка  - это отчуждение. Окружающим кажется, что ребенок успокоился, он даже может улыбаться и принимать помощь и заботу от других, но на самом деле ребенок больше не ищет близкого контакта, его способность привязываться к кому-либо будет сильно нарушена.

    Согласно исследованиям Р.Спитца, нарастающее отставание в интеллектуальном развитии может стать обратимым, если в течение 3 месяцев происходит воссоединение с матерью. Если период разлуки больше, то травматические последствия нивелировать полностью уже не удастся. Т.е., если до разлуки с матерью ребенок развивался нормально, то после он начинает постепенно отставать.

    Очень важно, что подобные процессы наблюдаются у детей, имевших мать, но потерявших ее. У детей, изначально лишенных матери и попавших в приюты и дома ребенка сразу после рождения, таких нарушений не встречается.




  • 1
Моя племянница умерла от воспаления лёгких на девятом месяце беременности, через десять дней её муж покончил с собой. За два дня до смерти племяннице сделали кесарево. Сестра оформила опекунство над внучкой, так что она ни дня не была вне дома. Но поскольку она родилась недоношенной, что-то там было с лёгкими и врачи приписали гулять по 16 часов в сутки. Сестре нужно было оформлять разные бумаги, заканчивать ремонт (она же не предполагала), в общем, с коляской на улице сидели все по очереди. Когда я, к примеру, приезжала, то какая-нибудь тётка, которую я видела в первый раз и которая меня видела в первый раз в жизни, сдавала мне коляску и шла по своим делам, и так же я сдавала коляску следующей сиделице и ехала домой.
Это я к чему: девочка ВСЕГДА просыпалась при смене караула. Открывала глаза, улыбалась беззубым ртом и несколько минут таращилась. И каждый раз мне казалось, что она ждёт мать и боится пропустить, ждёт женщину, чьё сердце слышала почти девять месяцев. Это сложно объяснить, но вот это просыпание и этот взгляд были совершенно необычными для столь маленького ребёнка. Она не плакала, не беспокоилась, не страдала, но ждала. А потом засыпала снова.
Возможно, конечно, что я это всё выдумала, поскольку все мы тогда находились в таком шоке, что плохо соображали. Но я всё же считаю, что даже ребёнок, лишённый матери с рождения, всё равно инстинктивно нуждается в той, которая именно выносила, по крайней мере, в первые месяцы жизни, пока кто-то другой её не заменит уже на рассудочном уровне.

Не выдумали. Последствия всегда будут. Они могут быть не очень тяжелыми, но никогда это для детей бесследно не проходит. Но хорошо, что так быстро среагировали.

Сестра пыталась приучить внучку называть её не мамой, а как-нибудь по-другому, мабой или бабой. Не прокатило - только мама, а вот мамин муж - дед. Я оговаривалась первое время, называла сестру бабушкой, но дитё не реагировало, словно я говорила о какой-то чужой тётке, а у неё нет и не было никакой бабушки.
И хотя детке скоро восемь и она прекрасно знает, что мама и папа умерли, их фотографии висят над её кроватью, она всё равно зовёт сестру мамой. И очень часто на улице находится очередная борцица за правду, которая встревает с объяснениями, что это не может быть мама, а точно бабушка, ну вот вокруг одни идиоты и только она умная и разбирается в родственных связях. Впрочем, детка по-прежнему и ухом не ведёт, в отличие от сестры, которую это раздражает.
Так что обязательно нужна именно мама. И наличие мамы отстаивается всеми доступными средствами, включая игнорирование общественного мнения.

Да, мама жизненно необходима. И до чего же мне не нравится, когда в школах для приемных родителей учат, что ребенку нужно все время гвоорить о том,что он приемный.

Знаете, детям до определённого возраста это совершенно параллельно, ну такое абстрактное понятие, типа как для взрослых какая-нибудь чёрная дыра. Так что, возможно, это и правильно, что советуют говорить о приёмности: у маленьких переживаний не будет, поскольку они вообще не понимают, о чём речь, а у подросших тоже не будет переживаний, потому что они об этом всегда знали. Гораздо хуже, если не говорить, а потом какой-нибудь идиот вывалит это на голову уже понимающему ребёнку. А так дитё теоретически знает, что у него есть био-мама и просто мама и не парится.
Я сужу по своим наблюдениям за внучкой сестры, вот только сейчас, почти в восемь, она начинает хоть как-то интересоваться своей истинной мамой, но опять же, никаких истерик, просто как о ком-то постороннем. Такое вежливое любопытство.

Нет, не параллельно. Если они не говорят об этом, то это не значит, что они об этом не думают. И разговоры о том, что "я не твоя мама" могут в определенных случаях воспринять как отвержение. Не всегда, конечно. Но услышать в этих словах "ты мне чужой" могут.

Не чужой, а приёмный. Полная абстракция.

Для ребёнка то, что он приёмный, не влечёт вывода, что мама не его. Просто есть/была ещё одна мама, о которой он слышал, но её не знает.

А длительное разлучение - это сколько? Более 3 месяцев? Или месяц - уже длительное?
И имеет ли значение, навещает ли мать ребенка? (Тут я имею в виду ситуацию, когда это возможно. Раньше, например, в больницу ребенка госпитализировали с матерью только до 1 года, а навещать разрешали только в реанимации, а если в обычной палате, считалось, что это вредит ребенку).

Все зависит от возраста. До года и нескольких дней достаточно, чтобы психотравма была серьезной. После года уже зависит от ситуации. Посмотрите фильм "Джон". Он есть в интернете. У меня в жж тоже где-то был. Там про мальчика поултора лет, разлученного на неделю, кажется. Очень хорошо динамика состояния показана.

Спасибо, посмотрю.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account