Previous Entry Share Next Entry
Мой перевод статьи Ш.Ференци "Нежеланный ребенок и его инстинкт смерти"
tachkasmedom
В своей краткой монографии, «Холод, Болезнь и Смерть», Эрнест Джонс, объединяя свои собственные идеи с некоторыми размышлениями, представленными в моей работе «Этапы в развитии чувства реальности», и идеями Троттера, Старка, Александера и Ранка, связывает склонность большого количества людей к простудным заболеваниям (и им подобным) с травматическими переживаниями, имевшими место в раннем детстве. В частности, с болезненным опытом, который ребенок должен перенести, когда его лишают теплоты материнских объятий. Этот болезненный опыт, согласно закону «навязчивого повторения», он должен позже пережить заново. Выводы, которые делает Джонс, могут быть рассмотрены не только с позиции психопатологии, но частично и с позиции психоанализа. В данном коротком сообщении я представляю сходные идеи, значительно их расширив, тем не менее.
Со времен фундаментальной работы Фрейда о минимальных неразложимых инстинктивных образованиях, свойственных всему живому («По ту сторону принципа удовольствия»), мы привыкли сводить трактование всех жизненных явлений, включая явления психические, как смешение проявлений двух фундаментальных инстинктов: инстинкта жизни и инстинкта смерти. В одном из случаев Фрейд также упомянул возникновение патологических проявлений при практически полном разъединении этих двух основных инстинктов. Он предположил, что симптомы эпилепсии выражают неистовое стремление к саморазрушению, которое практически не сдерживается желанием жить. Мое собственное психоаналитическое исследование, как мне кажется, подтвердило достоверность такой интерпретации. Я знаю случаи, когда эпилептический приступ следовал за травматическим опытом, после которого пациент потерял желание жить. (Конечно, я не хочу, чтобы это прозвучало, как заявление о природе происхождения таких приступов).
Когда я возглавлял военный госпиталь, одной из моих обязанностей было принимать решение о готовности больных эпилепсией к службе. После исключения немалого количества симуляций и истерических приступов, остался целый ряд случаев с типичными эпилептическими манифестациями, в которых при более пристальном изучении, мне удалось выявить проявления инстинкта смерти. За периодом тонического окоченения и клонических судорог следует полное (с продолжающейся глубокой комой и отсутствием реакции зрачков) расслабление мускулатуры и очень тяжелое, нарушенное хриплое дыхание, вызванное, очевидно, расслаблением мышц языка и гортани. На этой стадии для курирования приступа очень эффективно блокировать те дыхательные пути, которые остаются открытыми. Иногда такие попытки блокировки дыхания необходимо было прервать из-за угрозы асфиксии. Вполне естественной мне показалась попытка разглядеть за степенью глубины коматозных состояний степень развертывания инстинкта смерти. К несчастью, окружающая обстановка препятствовала какой бы то ни было глубокой аналитической работе с этими случаями.
Я более глубоко продвинулся в понимании развития бессознательных саморазрушительных импульсов, анализируя больных с нарушениями функций дыхания, особенно с бронхиальной астмой, а также случаи полной потери аппетита и истощения, не объяснимого с точки зрения анатомии и физиологии. Все эти симптомы иногда идеальным образом совпадали с общей психической направленностью этих пациентов, вынужденных много бороться со своими суицидальными наклонностями. В ретроспективном анализе двух случаев я вынужден был интерпретировать судороги гортани, имевшие место в детском возрасте, как попытку суицида путем удушения. Теперь, после анализа двух последних случаев, я готов высказать предположения, которые хотел бы здесь обсудить в надежде, что более широкий круг исследователей (я имею ввиду главным образом педиатров) соберет гораздо более богатый материал для их подтверждения. Оба пациента появились на свет незваными гостями, так сказать. Один был десятым ребенком в семье, его мать, очевидно, была чрезмерно обременена. Другой был отпрыском смертельно больного отца, который умер вскоре после рождения. Все указывало на то, что эти дети наблюдали осознанные и бессознательные знаки отвращения и нетерпения со стороны матери, и это сильно подрывало их волю к жизни. В дальнейшей жизни сравнительно незначительный повод становился достаточным, чтобы вызвать желание умереть, даже если этому желанию противостояло значительное усилие воли. Уныние и пессимизм, скептицизм и недоверие стали отличительными чертами характера этих пациентов.
В одном из случаев отмечается плохо скрытая жажда стать объектом нежности, отвращение к работе, неспособность к продолжительному усилию, и, таким образом, некоторую степень эмоционального инфантилизма, который, естественно, ведет к сверхкомпенсации и ригидности характера. Например, у еще молодой пациентки, страдавшей алкоголизмом, выявился особенно тяжелый случай отвращения к жизни, существовавший с детства. В процессе лечения она несколько раз естественным образом реагировала на возникавшие в процессе анализа трудности суицидальными импульсами, с которыми удавалось справиться с большим трудом. Она помнит, и члены ее семьи также подтверждают это, что, будучи третьей девочкой в семье, она было принята неблагосклонно. Она, естественно, не испытывала чувства вины ис несвойственной возрасту вдумчивостью пыталась объяснить ненависть и нетерпимость матери. Ее раздумья о происхождении всех живых существ были продолжением вопроса, оставшегося без ответа: зачем она вообще появилась на свет, если те, кто ее родил, не были готовы принять ее с любовью? Как в других случаях, так и в этом, Эдипов конфликт стал слишком суровым испытанием, которое было ей не по силам. Так же непосильны стали для нее и трудности адаптации к семейной жизни, которых в ее случае оказалось больше
, чем обычно. Она оставалась фригидной, также как и все «нежеланные дети» - наблюдаемые мною, пациенты мужского пола, страдающие от более или менее серьезных нарушений потенции. Склонность к простудам, описанная Джонсом, также часто присутствовала в похожих случаях; в отдельном случае отмечалось необычно сильное ночное снижение температуры тела ниже нормы, которое трудно было объяснить с точки зрения физиологии.
Конечно, у нас нет задачи детально рассматривать всю симптоматику заболеваний этого типа, который здесь приводится только с точки зрения этиологии. Для этой цели, как уже отмечалось, опыта одного пациента недостаточно. Нам всего лишь хотелось обратить внимание на вероятность того, что дети, выросшие в обстановке нелюбви и черствости, умирают чаще и без борьбы. Они либо используют одну из многих представляющихся им соматических возможностей быстро умереть, либо – если им удалось избежать такой судьбы - становятся пессимистами, испытывающими отвращение к жизни. Этот этиологический подход отличается от общепринятых воззрений тем, что изучает взаимодействие инстинкта смерти и инстинкта жизни в разном возрасте. Ослепленным впечатляющим эффектом роста и расцвета новой жизни, нам предпочтительнее было думать, что дети рождаются с сильно преобладающим инстинктом жизни. В целом, инстинкты жизни и смерти представлялись как непрерывная последовательная прямая, на которой максимальный показатель жизни находится в начале жизни, а нулевая точка – в глубокой старости. Такой подход, однако, нам кажется не совсем верным. Это правда, что различные функции и органы развиваются в начале жизни (еще в утробе и затем вне ее) с поразительной интенсивностью и скоростью, но так происходит только при условии, что эмбрион или младенец находятся в особенной, благоприятной и защищающей среде. Нужно затратить огромное количество заботы, нежности и любви, чтобы убедить ребенка простить родителей, произведших его на свет без всякого его желания. Если этого не происходит, деструктивные инстинкты начинают немедленно активизироваться. И это не удивительно, поскольку младенец все еще намного ближе к индивидуальному небытию и не отделен от него таким количеством горького опыта, как у взрослого; таким образом, соскальзывание обратно в небытие для детей происходит легче. Поэтому жизненная сила, поднимающаяся на борьбу с невзгодами, не дается с рождения. Она формируется только когда тактичное обращение и воспитание постепенно пробуждают растущую иммунизацию против физических и душевных ран. Инстинкт жизни уравновешивает деструктивные тенденции в зрелом возрасте, это подтверждается падением кривой смертности и заболеваний среди людей среднего возраста. Если бы нам нужно было решить, как разместить случаи с подобной этиологией среди различных типов неврозов, описанных Фрейдом уже так давно и, тем не менее, так исчерпывающе, мы бы расположили их где-то в районе точки перехода от эндогенных к реактивным, т.е. среди «фрустрационных неврозов». Пациенты, у которых с раннего возраста развивается отвращение к жизни, и которые обнаруживают нарушенную способность к адаптации, похожи на пациентов, объединенных Фрейдом в группу страдающих от наследственной пониженной жизнестойкости. С той только разницей, что во всех наших случаях болезненные склонности возникли в результате раннего травматического опыта, их «врожденность» была кажущейся, а не истинной. Конечно, еще остается задача выяснить тонкую разницу в невротических симптомах у детей, с которыми плохо обращались с самого начала и у детей, которых сначала приняли с энтузиазмом, даже с большой любовью, но затем «бросили».
Теперь естественным образом возникает вопрос, могу ли я что-нибудь сказать по поводу специальной терапии этой группы нарушений. В соответствии с моими исследованиями, опубликованными в других источниках, на тему некоторой «гибкости» аналитической техники, я, в ходе лечения пациентов с ослабленным желанием жить, мало помалу, был вынужден смягчать свои требования к ним проявлять активные усилия. В конце концов, приходится на некоторое время позволить пациенту вести себя сколь угодно по-детски; по описанию этот период похож на «предваряющую анализ стадию», которую Анна Фрейд считает необходимой в работе с реальными детьми.
Такое потворствование позволяет пациенту, (строго говоря, впервые) насладиться безответственностью детства, привнося таким образом позитивные жизненные импульсы и мотивы в его последующее существование. Только после этого можно переходить к теме деприваций, которая является характерной чертой всего нашего анализа. Тем не менее, такая аналитическая работа должна завершиться, как и любая другая, прояснением сопротивлений, которые неизбежно активизируются, а также адаптацией к реальности, полной фрустраций, но с привнесенной, будем надеяться, способностью радоваться счастливым моментам, которыми одаривает жизнь. Однажды, когда я говорил о важности привнесения «позитивных жизненных импульсов», то есть о проявлении нежности и мягкости по отношению к детям, одна очень умная женщина, находящаяся под влиянием идей «эго-психологии» и несколько однобоко их воспринявшая, немедленно возразила: «Каким образом это должно быть увязано со значимостью сексуальности в происхождении невроза, разработанную психоанализом?» Мне не составило труда ответить на этот вопрос. Еще в моей Теории генитальности я должен был отстаивать представления о том, что практически все жизненные проявления в раннем детстве имеют исключительно либидинальную (эротическую) природу, но этот эротизм незаметен только по причине своей вездесущности. Только после развития специально приспособленного для эротизма органа сексуальность становится очевидной и неоспоримой. Эти представления, подтвержденные в данной статье, будут моим ответом всем, кто нападает на либидинальную теорию неврозов Фрейда. В качестве напоминания, я бы хотел снова обратить внимание, на то, что часто только напряжение Эдипова конфликта и запросы генитальности выявляют последствия отвращения к жизни, приобретенного на раннем этапе жизни.

1929 год.

  • 1
коллега, знаете ли вы, что такое кат?

Пока не очень :)

Ольга Ушакова, если ты ее помнишь, работает в онкологии. Она рассказывала, что очень часто детей, больных раком, не любят родители.

Конечно помню. Только не знала, где она сейчас работает.
У меня есть один знакомый, который, кажется, был нежеланным ребенком и его на данный момент явно не любят родителей. В целом картинка похожа на описанную. Только без астмы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account